ибель лейтенанта ГАИ: делом занялась Служба собственной безопасности МВД

 

Гибель лейтенанта ГАИ: делом занялась Служба собственной безопасности МВД

Гибель лейтенанта ГАИ: делом занялась Служба собственной безопасности МВД

«Будут сделаны конкретные выводы, почему это произошло, почему он был один и так далее», — сказал Подгурский. По его словам, на проверку отводится два месяца, но с разрешения министра ее срок может продлеваться.

На вопрос, есть ли какие-то предположения, для чего Евгений Потапович пытался инсценировать убийство, замглавы МВД ответил:

“Трудно прокомментировать зачем делал инсценировку. Но в том, что произошло самоубийство, у меня сомнений нет. Мы проследили каждый его шаг — начиная от момента закупки в магазине лопаты, дров и жидкости для розжига«.

“Он инсценировал собственное убийство. Правовые последствия одного и другого разные, в том числе для родственников. В том числе, чтобы обнаружили не через длительное время, указал то, куда его, предположительно, «везут цыгане». Но это неправда, так как мы выяснили, кто его вез до железной дороги, а сейчас ищем, кто мог подвезти от этого места. То есть он намеренно проигнорировал выезд на ДТП и уехал в другом направлении”

На вопрос, не считает ли он, что МВД должно извиниться перед цыганами, которых массово задерживали в Могилеве, Подгруский сказал: «Может быть, и надо. Не знаю, будем ли».

Основная версия гибели лейтенанта ГАИ, пропавшего 16 мая, а после обнаруженного мертвым в лесополосе в двух километрах от Могилева, — суицид, заявил на брифинге 20 мая в Минске начальник главного следственного управления Следственного комитета Беларуси Евгений Архиреев.

Вместе с тем, по его словам, расследование уголовного дела по факту обнаружения трупа инспектора ГАИ Потаповича с огнестрельным ранением в голову продолжается. Архиреев напомнил, что дело возбуждено по ст. 362 УК Беларуси (убийство сотрудника органов внутренних дел).

Евгению Потаповичу было 22 года, он родился в Могилеве. В 2018 году окончил Могилевский институт МВД, после чего проходил службу в батальоне дорожно-патрульной службы ГАИ УВД Могилевского облисполкома. Лейтенанта Потаповича похоронили 18 мая в Белыничском районе.

«Парень 1996 года рождения, только что по сути закончил Могилевский институт МВД, года не проработал. С молодым сотрудником до года и даже больше должен быть наставник, не младше капитала или майора, который учит азам работы, объясняет, показывает. Постоянно с ним этот год, каждый день. Вопрос — почему сотрудник оказался один, с оружием? Он был направлен на разбирательство по ДТП, насколько нам известно. Нельзя так поступать, всегда должна быть работа в паре», — заявил БелаПАН бывший милиционер, отметив, что не хочет молчать о случившемся.

Проживавшая по соседству с погибшим Елена Громова исключительно с положительной стороны характеризовала погибшего. По ее словам он любил свою работу, был принципиальным, честным милиционером.

«В нашей относительно спокойной стране он потерял немножко чувство реальности и не оценил ту опасность, которая исходила от этих подонков», — сказала женщина журналистам.

. . . . .

Бывший следователь прокуратуры Фрунзенского района Минска Олег Волчек обращает внимание на путаницу в официальной версии следствия.

“Сначала они говорят, что он при исполнении служебных обязанностей выехал на ДТП, потом все меняется: на какой-то попутной машине он едет делать суицид. Одел наручники, снял штаны — и ушел из жизни. Если судить по комментариям в социальных сетях, в официальную версию не верит даже 1%«, — говорит Волчек.

По мнению специалиста, самоубийство милиционера выглядит очень сложно:

“Из моей следственной практики в прокуратуре могу сказать, что суициды — просты: застрелился, сбросился с балкона и так далее. Мне приходилось расследовать такие дела. Обычно самоубийцы долго готовятся, они волнуются и поэтому не могут делать сложных комбинаций«.

По последней информации от следователей, брюк на инспекторе ГАИ не было потому, что погибший намеренно сжег их с помощью жидкости для розжига.

Эксперт замечает, что суициды в Беларуси часто становятся демонстративными, когда люди уходят с определенным ритуалом — и припоминает дело Коржича.

Александр Коржич — военнослужащий срочной службы учебного центра в Печах. 3 октября 2017 года ему тело нашли в подвале здания медицинской роты в петле из ремня с перевязанными шнурком обуви ногами и натянутой на голову майкой. По мнению суда, солдат повесился сам.

По словам бывшего следователя, одним из важнейших доказательств о самоубийстве были бы пороховые газы на руках и одежде погибшего. Но об этом ничего не говорят, добавляет он.

“Полагаю, они поняли, что дело будет нераскрытым, — говорит Волчек. — Уверен, у нас есть хорошие судебные эксперты, специалисты и научные сотрудники, которые знают, как собирать вещественные доказательства, но за три дня они ничего не нашли. Место происшествия хорошо почищено — то есть работали профессионалы«.


„Когда увидел его фото, я реально заплакал“.
 Убийц 22-летнего инспектора ГАИ пока не нашли

Очередной проблемой Волчек называет вопрос компенсации родственникам погибшего.

. . . . .

Министр внутренних дел Игорь Шуневич прокомментировал гибель сотрудника ГАИ в Могилеве.

Министр объяснил, что “сначала была одна версия, мы ее опровергли, установили истину«.

— Когда узнали, что единственная версия — самоубийство? Все-таки были организованы государственные похороны.

— Да, и отпевание в том числе было по всем христианским канонам и правилам, и я полагаю, что это абсолютно обоснованно и правильно. Процесс раскрытия преступления — вещь многогранная, и всегда и следователь, и оперативник комплексно оценивают добытые доказательства.

Мы пошагово двигались к истине, фактически несколько суток с того момента, как узнали о данном происшествии. И убежденность в том, что версия самоубийства осталась единственной, сложилась не только у меня, а у всей группы, которая занималась раскрытием преступления, после того как мы получили исчерпывающие данные, подтверждающие эту версию.

По времени, когда это случилось, я вам точно сказать не могу, это, скорее всего, ночью было. Мы во многом опирались на заключения экспертов, а это тоже не одномоментный процесс, а ответственная серьезная работа. Только в комплексе оценив все доказательства, мы пришли к такому выводу.

— Это была ночь с пятницы на субботу?

— Практически да.

— Говорили, что в апреле была попытка самоубийства.

— Давайте я не буду комментировать, все будет озвучено следствием, когда будет завершено уголовное дело, которое возбуждено, кстати, по статье „Убийство сотрудника органов внутренних дел“. Сегодня эти сведения — материалы уголовного дела.

источник: https://censoru.net

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.